Тебя накормят. Останешься жив – молодец!

Еще интересное:

Краткие тезисы интервью:

– Отмена сертификации продуктов: остался жив – молодец!

– Технический несъедобный картофель и прочие ГМ радости у нас на столах.

– Болезнь Моргеллонов: страшилка или факт?

* * *

«Народное Радио»: фрагменты передачи Татьяны Федяевой “Народный интерес”.

Татьяна Федяева: Сегодня у нас в студии Ирина Владимировна Ермакова, доктор биологических наук, очень много всех титулов. Я все их перечислять не буду, по ходу мы скажем.

Ирина Владимировна, Вы занимаетесь вопросами генетической безопасности. Сегодня хотелось бы поговорить о том, что мы едим, о продуктах на нашем столе.

Потому что совсем недавно была отменена обязательная сертификация продукции, именно сельскохозяйственной продукции, той, которую мы едим. Если раньше было нужно сертифицировать, проходить проверки, получать какие-то документы, сейчас можно обойтись без этого, потому что-де будет легче предпринимателям, будет легче производителям. Вот такие аргументы звучат.

Ирина Ермакова: Да, вы знаете, какие-то немножко странные аргументы, потому что это как бы в целях борьбы с коррупцией, а в результате страдают, конечно, обычные потребители, потому что это влияет, конечно, на их здоровье. Если говорить вообще о том, что такое сертификация, да, то сертификация продукции – это форма подтверждения качества. То есть процедура сертификации продукции и декларирование включает оформление таких документов, как сертификат соответствия, гигиенический сертификат и декларацию о соответствии.

Татьяна Федяева: Соответствия чему?

Ирина Ермакова: Соответствия определенным нормам качества. И вот, когда говорят сертификат соответствует, то он подтверждает соответствие товарам, установленным нормативам качества. И вот сейчас это соответствие отменяют.

Татьяна Федяева: Я не поняла, отменяют или отменили?

Ирина Ермакова: Да, уже отменили. Вот с 15 февраля, к сожалению. И теперь уже тот, кто теперь продает этот продукт, он просто заполняет эту декларацию и все. А что уж он там пишет, правду или неправду, это, как говорится, надо проверять. А кто будет проверять? И на каких основаниях будут проверять? То есть, проверять будем мы уже на своем собственном здоровье.

Татьяна Федяева: Своей жизнью. Остался жив – молодец.

Но вот я читаю. Теперь не надо сертифицировать следующую продукцию. Список меня, например, просто поверг в шок.
Питьевую воду, хлебобулочные и кондитерские изделия, в том числе и диабетические, джемы, сахар, овощные консервы, замороженные овощи, чай, вина, плодовую водку, шампанское, коньяк, стеклянную, металлическую, пластиковую посуду, удобрения сельскохозяйственные, бытовую мебель, кроме детской, ковры, ткани, верхнюю одежду для взрослых, обои, парфюмерию, декоративную косметику, средства бытовой химии, в том числе и стиральные порошки.
Вот мне кажется, это как раз все те товары, которые влияют на здоровье потребителя.

Ирина Ермакова: Вы знаете, ведь на Западе там, наоборот, идет ужесточение. И если, например, вот не соответствует продукция сертификации, то либо огромный штраф, либо закрывают эту компанию. А у нас, наоборот, все отменяют. Я вообще, я не могу понять, что происходит, если честно.

Татьяна Федяева: А кому это надо, кому это выгодно?

Ирина Ермакова: Вообще, выгодно должно быть производителям и тем, кто продает эту продукцию.

Татьяна Федяева: Но вот одним из аргументов было: по прежнему законодательству обязательная сертификация продукции обходилась крупным компаниям, например, в 100 тысяч долларов ежегодно. Это действительно большая сумма. Но а нельзя было сделать так, чтобы просто уменьшить эту сумму?

Ирина Ермакова: Нет, но дело в том, что нужно было проверять, кто проверяет. А у нас взяли, и вообще все отменили.

Татьяна Федяева: Надо бы сначала проверять продукцию, потом проверять тех, кто проверяет продукцию, потом проверять тех, кто проверяет продукцию и так далее. И всех проверять.

Ирина Ермакова: Учитывая, что это слишком дорого.

Татьяна Федяева: Что в стране победившей коррупции это не пойдет?

Ирина Ермакова: Да, не пойдет. Но сейчас вот лицензия на врачебные отменяется. Это что, тогда любой человек может начать лечить? И без всякой лицензии на право лечение дать и продукты несертифицированные? Конечно, очень много тревожных таких сигналов, которые… Я даже, честно говорю, я не могу объяснить, что происходит. Мне иногда хочется сказать, вот пройдет время, мы скажем, а что это такое было вообще?

Татьяна Федяева: Вот еще вопрос. Например, эксперты говорят, что примерно половина товаров сейчас даже при условии обязательной сертификации не отвечала установленным нормам. Теперь сертификацию отменили.

Ирина Ермакова: Да, теперь все не будут отвечать установленным нормам. Получается так. То есть половина даже при сертификации не отвечало установленным нормам, но тогда можно было проверить, как вы получили сертификат, проверяли ли вы свою продукцию. А теперь ничего не нужно. И фактически продавайте любой товар. Тут уже как повлияет действительно потребитель. И пойдет ли действительно потребитель после этого в суд, обратится ли со своей жалобой.

Татьяна Федяева: Если закон его не защищает в том смысле, что сертификации то нет.

Ирина Ермакова: Я могу сказать, что это уже не заставило себя ждать, потому что вот у моих близких родственников, одна женщина купила карандаш для бровей – вот косметика. И очень сильное раздражение. А другая помаду купила, и просто отекло все лицо. Конечно, эти женщины не пошли жаловаться. Они просто не стали покупать в этом магазине. Но где гарантия, что, купив в другом магазине, у них не будет то же самое.

Татьяна Федяева: Но если учесть, что в России нет жесткой системы контроля соответствия качеству, то совсем ситуация становится грустной.

Ирина Ермакова: Тревожная, да, тревожная. Тревожная, даже у нас сейчас высокая смертность. И, знаете, онкология, и токсикозы. Люди умирают от сердечнососудистых заболеваний. Здоровый вроде бы мужчина, и вдруг раз – и умер. То есть вот эта внезапная смерть, пик сейчас, к сожалению, есть. Внезапная смерть от сердечнососудистых заболеваний. Но это так говорят. На самом деле, конечно, причина другая. Просто останавливается сердце, и почему, никто не может сказать.

Татьяна Федяева: Но вот на Западе, например, если магазин торгует товаром, качество которого не соответствует заявленному, его закрывают навсегда. Просто так закрыли навсегда. Ты торговал не тем, что надо. Либо назначают штраф такого размера, который не позволит никогда больше владельцу магазина открыть новую точку.

Ирина Ермакова: И вы знаете, что сейчас даже ужесточение. Вот посмотрите, с начала этого года.

Татьяна Федяева: Да, в России “ужесточили”. Максимальный штраф за подобное нарушение, которое должно было выплатить юридическое лицо, составляет… 10 тысяч рублей. Прямо скажем, не самая большая сумма для магазина.

Ирина Ермакова: А на Западе?

Татьяна Федяева: А на Западе просто закрыть точку.

Ирина Ермакова: Нет, нет, тут еще они ввели меры по ожесточению.

Татьяна Федяева: Совершенно верно. С Нового года европейские страны ужесточили контроль в этой сфере и ввели тотальное подтверждение соответствия. То есть Европа идет одним путем, а мы бежим в прямо противоположном направлении. Вот то есть там тотальное подтверждение соответствия. Ни разовое, а на уровне изготовителя, импортера и продавца. То есть Европа ужесточила в разы требование, и любая продукция подлежит тотальному подтверждению.

Ирина Ермакова: Да, теперь она пойдет к нам. Она к нам теперь пойдет.

Татьяна Федяева: Конечно, если они будут производить выгодно, сделать дешево и продать. И у нас никакого нарушения при этом не будет выявлено. Что делать, Ирина Владимировна?

Ирина Ермакова: Здесь на самом деле, что еще страшно помимо всего прочего? Это моя любимая тема. Вернее, она не совсем любимая, но я просто этой темой занимаюсь генетически модифицированные организмы. И если, например, поступает некачественный товар, и его такое негативное воздействие может проявиться сразу, то при поступлении трансгенных продуктов или генетически модифицированных вы не выявите вот такой эффект негативный. И вы будете есть эти продукты, а через какое-то время это может привести к онкологии, это может привести и к бесплодию, если это касается молодых. И кто будет это контролировать? Кто будет вообще отслеживать, есть эти продукты или нет? Вы знаете, сейчас Германия утвердила такой картофель «Амфлора». Это картофель с очень высоким содержанием амилопектинового крахмала. Но с одной такой очень интересной формулировкой: нельзя использовать как продукт питания.

Татьяна Федяева: Картошку нельзя использовать как продукт питания?

Ирина Ермакова: Да.

Татьяна Федяева: А картошку как еще использовать, извините?

Ирина Ермакова: Для технических целей. Для получения там клея, в бетон добавлять.

Татьяна Федяева: То есть клейстером и клеим обои?

Ирина Ермакова: Да. Но интересно дальше, формулировка тоже очень интересная. Будут, значит, собирать урожай еще до того, как появились семена. Но ведь картофель, извините меня, размножается клубнями, помимо семян. То есть если вдруг клубни попадают кому-либо, он их сажает, получает картофель спокойно и ест. На самом деле…

Татьяна Федяева: Который категорически есть нельзя?

Ирина Ермакова: Понимаете, его, конечно, можно есть. Но это просто приведет к тому, что будет болеть желудок, у вас будет плохое самочувствие. То есть вы не отравитесь так, как могли бы отравиться, если бы мы…

Татьяна Федяева: То есть, не сразу умрете.

Ирина Ермакова: Может быть, вы уже заметили, что вам давали картошку, а вот час варишь, два, а она все такая же жесткая.

Татьяна Федяева: Заметили.

Ирина Ермакова: Заметили? Я думаю, на нас этот картофель уже давно испытывают.

Татьяна Федяева: Грустно.

Ирина Ермакова: Да, и вот когда хотелось бы закончить с этим картофелем. Конечно, была надежда на эту сертификацию. И ее отменяют. Понимаете? То есть, конечно, с помощью этой сертификации смогли бы отсечь такой картофель технический, который нельзя использовать в продуктах питания. И вдруг отменяют сертификацию.

Татьяна Федяева: Так, а если там вывели этот картофель, его получается много, он, в общем, устойчив к вредителям, устойчив к заболеваниям. Много его, девать куда-то надо. В Германии его нельзя есть. А в России все можно, и сертификация отменена. Значит, что, надо ждать?

Ирина Ермакова: Да, к сожалению, я думаю, что этот картофель пойдет к нам, конечно, в первую очередь. Причем, сейчас несколько стран в Европе будут высаживать этот картофель. Начнут они это делать уже весной этого года. Я говорю, тем не менее, была еще такая формулировка, что была уже проверка, и что он не приводит к смертельным случаям.

Татьяна Федяева: Сразу.

Ирина Ермакова: Сразу, да.

Татьяна Федяева: Нет, но смех у нас грустный на самом деле. Не думайте, что мы веселимся, дорогие радиослушатели. Это просто как в той притче, когда говорят, вот приходят за данью. Один раз – люди плачут, второй раз – люди плачут, а потом говорят: слушай, а они смеются. Вот теперь уже брать у них нечего. Мы с вами смеемся.

Ирина Ермакова: Вы помните, как в Югославии, когда бомбили, и люди, что выходили, кричали: «Меня! Меня убей!». Да, и смеялись, потому что выхода нет. Но с другой стороны вот говорить об этом нужно. И нужно бить в набат, потому что нельзя, чтобы над нами так издевались. Мне так кажется.

Татьяна Федяева: У нас звонки. Пожалуйста, говорите, представьтесь, скажите, откуда вы.

Юрий Алексеевич: Доброе утро. Благодарю вас за великолепную передачу. Юрий Алексеевич из Москвы. Она мне напоминает набат, только с одной бедой. «Народное радио» слушает очень мало людей. Вот если бы это прозвучало на канале телевидения…

Татьяна Федяева: Ну, понятно. Только мы…

Юрий Алексеевич: А вопрос у меня один. А скажите, пожалуйста, а что же делать-то?

Ирина Ермакова: Спасибо за вопрос. Вот, конечно, нужно быть очень внимательным. Во-первых, если у вас есть возможность сажать свой картофель, сажайте. Будьте аккуратны с посевным картофелем. Лучше приобретать его в деревне, где все время сажают картофель, и у них свой. Если, например, все-таки вы купили картофель в магазине, и опять-таки вы его варите, а он у вас не разваривается, как положено, скорее всего, это и есть тот самый технический картофель «Амфлора».

Татьяна Федяева: А как он выглядит?

Ирина Ермакова: Вы знаете, он может выглядеть обычно. По внешнему виду вы его не определите. Дело в том, что вот этот картофель, как я говорила, с очень высоким содержанием амилопектинового крахмала. То есть в картофеле есть 2 типа крахмала. И вот один убрали, потому что он приводит к клейкости такой, а как раз оставили амилопектин. И он становится как бы, когда вы его варите, он очень жесткий. Вот я столкнулась действительно. Час варила этот картофель. Никакого вообще, я его просто выбросила.

Татьяна Федяева: Ирина Владимировна, вы меня просто убиваете. Вчера я такой картофель ела. Варила полтора часа.

Ирина Ермакова: Плохо. Полтора часа. Сколько картошка обычная варится?

Татьяна Федяева: Вот меня и удивило это.

Ирина Ермакова: 20-30 минут.

Татьяна Федяева: Это как-то грустно. Может быть, мы будем просто думать, что это какая-то не та картошка попала. Но не будем думать. У нас звонок.

Слушательница: Здравствуйте. Вот этот вопрос, который вы подняли, о качестве продукции меня мучает уже несколько лет. Может быть, люди бывают не такие чувствительные, а у меня почему-то обостренное такое чувство и к лекарствам, и к питанию. Хотя нам, пенсионерам, и добавляют там какие-то проценты, меня деньги эти можно сказать не радуют. Почему? Потому что идешь в магазин. И то, что видишь, то, что продают, практически это даже мне вот это даже и немыслимо. Я почти даже полуголодная хожу. Выбираю самые, что ни на есть проверенные. Вчера вот как раз по телевизору передавали про картофель какой-то лохматый. Его демонстрировали. Я думала, что вы сейчас как раз подняли вопрос об этом картофеле. Какой-то лохматый, шерстью какой-то покрытый, и его уже хвалят. Как же это можно кормить людей, не проверяя качество, когда у нас недобросовестных и производителей, и торговцев полным-полно?

Татьяна Федяева: Понятно. Это, скорее, не вопрос, а реплика. Мне кажется, что наша слушательница так реагирует на продукты питания, просто говорит, что она ближе к природе. Природа уже говорит: ребята, что-то вы делаете не то.

Ирина Ермакова: Что-то вы делаете не то.

Татьяна Федяева: Ирина Владимировна, и все-таки, понятно, что нас сейчас призывают, будьте внимательными, будьте бдительными, читайте все эти этикетки. Но, во-первых, люди не все так как бы настроены на это, кто-то не видит. А потом, почему государство снимает с себя охранительные функции?

Ирина Ермакова: Снимает.

Татьяна Федяева: Снимает просто. То есть выживайте, как хотите.

Ирина Ермакова: Но вы знаете, я все-таки могу немножко порадовать.

Татьяна Федяева: Ничего себе. Это чем это, интересно?

>>> Читайте продолжение интервью здесь >>>

Теперь посмотрите: Тебя накормят. Останешься жив – молодец! (часть 2). А также Как купить себе вредные овощи и фрукты. А также обязательно почитайте: Вредные "продукты питания" - здесь все статьи по теме.

Секреты нездоровья - сайт Dobroweb.Ru

Помогите друзьям:

пошлите им ссылку

на этот сайт - DobroWeb.ru

Опубликовано под рубрикой Вредные "продукты питания"

Комментарии (2)
  1. Марина (15-06-2012)

    Спасибо за Вашу научную работу, за общественную и просветительскую деятельность. Читала и мнения о том, что вред ГМО-продуктов не доказан, призывы не бояться их. Но те, кто призывает, уверены, что никто не заставит их самих питаться такими продуктами. А, отменив сертификацию, лишили потребителей права выбора и заставили всех есть эти продукты.

  2. Михаил (17-11-2012)

    Здравствуйте!У меня такой вопрос-А так ли уж полезна чистка зубов пастой,ведь читая её состав,многие компоненты настораживают,и в то же время я читал где то,что в странах скандинавии,применяют фторированную воду, и процент заболевания кариесом у них существенно ниже чем к примеру у нас в России.И потом,ведь в старые времена не было паст,но предки умудрялись доживать со своими зубами(не все конечно)мой дед например(ему уже 91 год)не чистил зубы вообще,и первый свой зуб удалил в 50 лет,только после этого они у него посыпались…А были они надо сказать не жёлтые,не кариозные!Такой вот вопрос.Заранее благодарен!

Отправка комментария: