Детство и мои родители.

Еще интересное:

Судя по документу (другого у меня ничего нет), с конца 1926 года отец постоянно проживает в Москве по адресу: Пресненский вал, дом 6, квартира 8, встает на военный учет. Подтверждением этому я нахожу в книжке санитара запаса Толокнова Николая Енисеевича. В книжке указано его местожительство и указана дата оформления Личной книжки запасного Рабоче – Крестьянской Красной Армии, а именно: 11 января 1927 года.

В начале зрелой жизни у Мамы сложилось весьма тяжелое материальное положение. Будучи в положении Тихоном вынуждена ходить на товарную станцию разгружать вагоны с дровами. Часто говорила, что мне износа не будет. 20 ноября 1921 года родился Тихон. отец бывает в Москве наездами. Для облегчения материального положения, Мама устраивается в госпиталь, санитаркой. Маленькому Тихону вместо соски в рот положит мякиш хлеба, а сама бежит на работу. Через некоторое время бежит обратно к Тихону и так несколько раз. Когда Тихон стал ходить, стала забирать его с собой. В госпитале у малыша нянек было предостаточно. Однажды Тихон серьезно заболел (не знаю чем). Мама убивалась, думала, что Тихон не выживет. Она не раз говорила, что очень тяжело ей достался Тихон, но выходила.

20 декабря 1925 года я родился, Мама дала мне имя Том. К этому времени, отец и Мама живут в Москве на первом этаже двухэтажного деревянного дома в Столярном переулке, однако отец с Мамой еще не расписанными остаются.

19 декабря 1928 года родится Глеб. В одной комнате двухкомнатной квартиры, с соседями, впятером становится тесно. Двор небольшой, квадратной формы. На Столярный переулок выходит сарай Бармина, складского типа; рядом дом, в котором мы жили. Наш дом и одноэтажный дом, торцом, выходящий в переулок, соединял небольшой забор. Основная часть одноэтажного деревянного дома, в 6-8 окон, расположена вдоль Преображенского вала. Далее въездные ворота и кирпичный полуподвал, окна которого находились почти на уровне тротуара, а на полуподвале высился деревянный дом в один этаж. На месте последних двух домов и прилегающей части двора, в настоящее время высится большой дом в 8 этажей, с расположенным в нем магазином. Из уютного дворика, рядом с Преображенской заставой, уезжать не хотелось, но нужда заставила переехать. отец поменялся жильем, получив 2 комнаты на 1-м этаже кирпичного дома в 600 метрах от прежнего местожительства.

Переезжали 1929 году, тогда мне было 3,5 года. Все пожитки уместились на одной телеге. Очень хорошо помню, я сидел на верху поклажи, и, когда лошадь въезжала в ворота с перекладиной над воротами из рельса, отец крикнул мне, чтобы я пригнулся.

На новом местожительстве познакомились и дружили 3 семьи: дядя Боря и тетя Галя Антоновы с двумя детьми (Юра, Ира), Семибратчиковы дядя Жоржик и тетя Малина с дочерью Ниной и мы.

В школе, в которой мы учились, примерно до 1940 года, расположенной на территории, примыкающей к железной дороге, и вблизи хлебозавода, находился госпиталь. Младший обслуживающий персонал госпиталя проживал, как раз в доме, в который мы переехали.

Многие жильцы дома в последствии стали работать в банях: банщиками, маникюрщицами, парикмахерами, мозолистами и прочими служащими.

После ремонта дома, доставшаяся нам угловая комната оказалась настолько сырой, что в явном виде выступала вода. отец решил просушить стену. Купил чугунную круглую печурку, «Буржуйку» и установил ее у стены. Все вещи, какие были, вынесли, остался только один матрас, что-то вроде спортивного мата, который сам отец изготовил. Несколько дней топили «Буржуйку» антрацитом, прекрасным каменным углем. Уголь собирали на улице в ведра, который и сжигали в «Буржуйке». Уголь развозили на ломовых лошадях, запряженных в сани. Ломовые лошади были грузные, сильные. Подстать им и сани были весьма солидные, прочные.

Сани невысокие, высота сантиметров 70-80, на толстых полозьях, с прикрепленными снизу широкими, толстыми металлическими полосами. На сани устанавливался короб из толстых прочно сколоченных широких досок, а чаще два короба, один на другой. В эти короба загружался уголь, который на неровной дороге, естественно просыпался. В нашем дворе была конюшня лошадей на 5. Под ломовых лошадей были и сани, на которых мы катались с ледяной горки. Уголь, смоченный водой, почему-то в разгоряченной печке лучше горит, чем сухой. Так что, уголь, принесенный с улицы со снежком, давал много жара. Печка раскалялась до красна, в комнате была жарища. Мы в одних трусах. А коль в трусах и есть мат, то как не покувыркаться на нем. Стену удалось просушить так, что от прежней сырости не осталось и следа.

http://dobroweb.ru

Теперь посмотрите: О тогдашней жизни. А также Продолжая воспоминания. А также обязательно почитайте: Разное - здесь все статьи по теме.

Секреты нездоровья - сайт Dobroweb.Ru

Помогите друзьям:

пошлите им ссылку

на этот сайт - DobroWeb.ru

Опубликовано под рубрикой Разное

Отправка комментария: