Тебя накормят. Останешься жив – молодец! (часть 2)

Еще интересное:

Это продолжение интервью с И.В. Ермаковой.
Щелкните здесь, чтобы прочитать начало статьи

Краткие тезисы интервью:
– Отмена сертификации продуктов: остался жив – молодец!
– Технический несъедобный картофель и прочие ГМ радости у нас на столах.
– Болезнь Моргеллонов: страшилка или факт?

Ирина Ермакова: Дело в том, что мы достаточно много выступали и говорили о вреде генетически модифицированных организмов. И вот это действительно огромная опасность, потому что человек сразу не может определить, плохой это продукт или нет. То есть последствия действительно употребления трансгенных продуктов они проявляются потом. И вот было выступление Дмитрия Анатольевича Медведева. И он сказал, что он лично предпочитает пищу без генетически модифицированных организмов. А это сказал президент. И что это означает? Это означает на самом деле, что в продуктах питания резко уменьшилось количество трансгенных организмов. И это действительно так. То есть это меньше уже 0,6%. Если раньше там делали контрольные закупки и выявляли иногда до 80% ГМО, то сейчас уже выявляют около 0,6. То есть это фактически действительно резкое снижение. И, значит, президент сказал и выполнили это. Что, в общем, не так все плохо.

Татьяна Федяева: Значит, у нас мнение народа не так важно, как важно мнение президента, мнение премьера и так далее.

Ирина Ермакова: Но вы знаете, мнение президента и премьера оно формируется под влиянием как раз и радио, и телевидения, и народа.

Татьяна Федяева: Хорошо. У нас звонок. Посмотрим, как следующий звонок повлияет на наше мнение. Представьтесь, пожалуйста, и скажите, откуда вы.

Алла Михайловна: Добрый день. Это Алла Михайловна из Москвы. Первое, вот этот картофель, который очень долго варится, вот вы его разрежьте вдоль, и вы увидите внутри как бы рисунок. Он не просто картофель. И вот это не проваривается, и вот этот рисунок почему-то больше всего остается внутри все время очень жестким. Потом, как вы думаете, вот эти продукты, которые продаются на рынке, очень красивые, свежие помидоры, огурцы, баклажаны, перцы, они на чем выращены? Как вы думаете, их можно покупать или нет? И третье, конечно, можно как-нибудь изменить, чтобы убрали этот закон?

Ирина Ермакова: Наверно, мы поэтому и обсуждаем эту тему, потому что беспокоимся о нашем здоровье, о здоровье людей, о здоровье наших детей. И я думаю, активность народная она очень много значит. Ведь сколько лет мы пытались достучаться до правительства и до ученых, которые это не замечали, о вреде генетически модифицированных организмов. И сейчас вы знаете, колоссальный просто сдвиг. Вы даже не представляете, чего мы вообще добились.

Татьяна Федяева: Я вспоминаю, Ирина Владимировна, когда я вас в первый раз пригласила поговорить на эту тему по генетически модифицированным продуктам. Вы сделали очень круглые глаза и сказали: «А вы не боитесь?».

Я говорю: «А чего нам бояться?». В своей стране мы – народ, мы будем говорить правду. Вы этим занимаетесь, вы в теме, у вас очень много работ, которые никто не опроверг серьезно. И вы говорите: «Но об этом никто не говорит». Помните? И мы с вами пришли в студию и начали говорить. А потом произошло следующее. Один раз выступили, другой раз выступили. А потом все каналы подхватили. Было такое?

Ирина Ермакова: Да, было такое.

Татьяна Федяева: И начали в этой студии.

Ирина Ермакова: Да, лет 5 назад ГМО – генетически модифицированный организм или ГМО, это слово было страшно произносить вслух.

Татьяна Федяева: И даже фамилию Ермакова тоже как-то с опаской произносили. Ермакова оказалась что-то такое. Она вот идет против науки, против исследований, какая-то лже-ученая. Да, было такое.

Ирина Ермакова: Было. Да, был очень сильный накат. Но сейчас, вы знаете, просто все поменялось кардинально. И, наконец-то, кто-то стал проводить исследования, потому что 5 лет я обращалась…

Татьяна Федяева: Кроме вас.

Ирина Ермакова: Кроме меня, да. Пять лет я обращалась к ученым нашей страны, повторите простой эксперимент. Покормите животных трансгенным кормом и посмотрите, что будет с потомством, что будет с этими животными. Изучите, пожалуйста, умоляю, прошу вас. Пять лет никто. И вдруг вот буквально в этом году появились еще исследования. Это тоже наш человек Александр Сергеевич Баранов провел подобные исследования. Они обнаружили, совершенно там сногсшибательные результаты получили.

Татьяна Федяева: Вы немножечко расскажете об этом?

Ирина Ермакова: Даже страшно вообще то, что они получили.

Татьяна Федяева: А чего вы боитесь? Уже страшнее, чем есть, не будет, мне кажется.

Ирина Ермакова: Дело в том, что вот мы говорили тогда о новом заболевании – аморгилондизизм называлось, которое связывают с генетически модифицированными организмами. И это было обусловлено тем, что при создании ГМО используется так называемая концевая ДНК плазмида, которая способна там к размножению, к внедрению, к перемещению и так далее.

И мы тогда с ужасом ждали, что же произойдет, если человек будет есть эти продукты, и в наш организм попадут эти плазмиды, которые на самом деле живут отдельной жизнью, как живой организм.

И вот в лаборатории уже Александра Сергеевича Баранова они обнаружили то, что обнаружили уже люди, которые живут рядом с полями трансгенных культур.

И вот это называется заболеванием аморгилондизизм (болезнь Моргеллонов), когда на поверхности кожи образуются ямки, и там растут волокна. И это было так странно, это было так необычно, что люди не могли понять, что это такое. Причем, это было не только на поверхности кожи. Это было внутри организма. И очень много было заявлений, обращений об этом заболевании. Никто не мог понять до тех пор, пока, наконец, не проверили и не обнаружили, что это и есть те самые плазмиды с генами растений.

И вот Александр Сергеевич Баранов, когда они сейчас проверяли трансгенную сою, то они обнаружили вот эти волокна у своих хомячков. Причем, они росли в ротовой полости, понимаете? Их выявили.

Сейчас они это экспериментально обнаружили, даже опубликовали уже работу, успели. И сейчас мы будем это активно тоже обсуждать. Но такие исследования должны были быть проведены еще много лет тому назад. Никто не проводил и боялись, просто был страх. Причем, страх перед кем? Вот вы правильно сказали: мы здесь в своей стране. Мы со своим народом. Почему мы должны бояться кого-то и не защищать себя и своих людей от плохих продуктов. Нам удалось эту тему немножко пробить, нам удалось ее остановить. Но боролись всего несколько человек. А остальные просто смотрели, а что будет, или, а что мне есть? То есть активность людей очень важна. Очень важна ваша поддержка. И я очень надеюсь, что сейчас, когда отменили эту сертификацию, тоже будет народное, но не то, что волнение, а вот требование. Пишите письма, обращайтесь и к президенту.

Татьяна Федяева: И к депутатам Госдумы.

Ирина Ермакова: И к премьер-министру и так далее.

Татьяна Федяева: Дорогие радиослушатели, в эфире передача «Народный интерес». Ведущая Татьяна Федяева. У нас в студии сегодня работает Ирина Владимировна Ермакова, доктор биологических наук, специалист по геномодифицированным продуктам. Ирина Владимировна, а вас сейчас радуют результаты вашего труда? Вы занимаетесь долго этой темой. И можете вы сказать, что какая-то качественная подвижка произошла?

Ирина Ермакова: Да, несомненно. Да, меня, во-первых, это радует.

Татьяна Федяева: Радует, да? Ирина Владимировна, примем звонок?

Ирина Ермакова: Давайте.

Татьяна Федяева: Потому что долго ждать. Может быть, это даже межгород, дорого. Пожалуйста, говорите.

Нина Петровна: Алло, добрый день. Нина Петровна. Знаете, сначала хочу спросить у Ирины Владимировны по поводу «Монсанто». А потом высказать свое мнение по поводу отмены лицензирования.

Ирина Ермакова: Но, может быть, сразу?

Татьяна Федяева: Давайте сразу вопрос.

Нина Петровна: Скажите, пожалуйста, а вы знаете, Ирина Владимировна, что фирма «Монсанто» она существует уже очень давно. И когда-то в ее названии было название Кэмикл. То есть она занималась производством химических веществ. И, в частности, она занималась производством отравляющих веществ, которые использовались во Вьетнаме. Это первое. А второе, я хочу сказать, что всякому нормальному человеку в здравом уме и твердой памяти не придет в голову отмена лицензирования продуктов питания и лекарств. Я думаю, что просто наши власти выполняют ту задачу, которая перед ними поставлена. Довести численность в России русских до 15 миллионов. Я думаю, что главная цель в этом.

Ирина Ермакова: По поводу «Монсанто». Конечно, эта компания достаточно известная. И это химический концерн. И этот концерн начал разрабатывать трансгенные организмы. И когда мы стали выяснять, а как они их проверяли на безопасность, то они их проверяли-то по-химически на самом деле. То есть химический концерн использовал химические методы для проверки биологического организма. Это был нонсенс. То есть я вам могу сказать, что ДНК – дезоксирибонуклеиновая кислота у всех организмов имеет один и тот же химический состав. Но организмы разные. В одном случае это муха, в другом случае – человек. А ДНК одинаковая. И если брать критерием химический анализ, то вы не определите, не отличите муху от человека по ДНК, понимаете. И кровь там крысы или человека вы тоже там не определите, где кровь человека, а где кровь зверька.

Татьяна Федяева: Как интересно. Так.

Ирина Ермакова: Да, вот так. И почему именно на крысах проводят эксперименты, проверку там продуктов, лекарств? Действительно по биохимии, по морфологии они очень близки к человеку. И химический анализ он не дает гарантии безопасности. Но поскольку там была химическая компания, она по-химически и проверяла. И, конечно, ничего не обнаружила. И поэтому, когда я стала говорить, извините, продукты-то опасны, я им даже написала письмо. Выяснила вообще ошибку в технологиях.

Татьяна Федяева: В «Монсанто»?

Ирина Ермакова: В «Монсанто», да. И эти продукты надо срочно запретить, потому что вы просто разрушите не то, что там сократите население. Вот то, о чем говорила наша слушательница, а просто разрушите биосферу, планету погубите. Вот эта ошибка она может стоить вообще не только жизни населения, но вообще всех живых организмов на планете. И они очень как-то мне странно ответили. Но на самом деле я могу сказать, они прислушались. Ведь нельзя сказать, что вот эта компания уж очень такая агрессивная. Я не могу этого сказать. Почему? Потому что если бы они очень хотели задавить меня, да, они бы наняли тысячи ученых, и они показали бы ровно наоборот. Но в течение 5 лет они этого не делали. Они…

Татьяна Федяева: Извините, а как это докажешь? Вот как, что доказать наоборот? Если крысы дохнут. Вы доказали, показали, смотрите все.

Ирина Ермакова: Правильно, а они…

Татьяна Федяева: Как здесь доказать? Что они становятся веселее?

Ирина Ермакова: А за деньги…

Татьяна Федяева: Ну и что за деньги? Они что, воскреснут за деньги?

Ирина Ермакова: Нет, они стали бы проводить эти исследования, и заставили бы этих людей говорить неправду с помощью денег.

Татьяна Федяева: Но, наверно, все-таки знаете, давайте думать о людях лучше. Что ученый, настоящий ученый, настоящий он не будет за деньги продавать совесть.

Ирина Ермакова: Дело в том, что выходили на меня представители компании «Монсанто». Они выходили на меня и неоднократно. И я им говорила, что там ошибка. И они мне говорили: а вы действительно считаете, что там ошибка с такой надеждой. Понимаете, не то, что они там используют, как оружие там, как все это представляли. На самом деле, вот пытаясь раскрутить всю эту историю малоприятную, я выяснила следующее. Да, они получали на этом огромные прибыли, потому что не только продукты они продавали, но и химические вещества, к которым они устойчивы. Была двойная прибыль. Может быть, они ставили другую цель. Вот вы говорили о сокращении населения, что да, давайте не будем там, чтобы не было войн, как они объясняют. Вот человек поел там, особенно в африканских странах или там, где большое население, и не дают потомства. То есть не надо никого убивать.

Татьяна Федяева: Просто депопуляция. Люди не рожают больше.

Ирина Ермакова: Да. Но, понимаете, можно там использовать кукурузу. Пока вы едите, вы не даете потомство, да. Но то, что получилось, получилось то, что если вы поели эту кукурузу, если, не дай Бог, эти трансгены попали в половые клетки, и родился ребенок с этими генами, то он уже будет бесплодным, он уже никогда не даст следующее поколение.

Татьяна Федяева: У нас звонок. Пожалуйста, говорите, мы вас слушаем.

Слушательница: Здравствуйте. У меня только одна фраза. Как же мы все себя ненавидим, что допускаем нашего полного уничтожения. Люди, проснитесь!

Татьяна Федяева: Все, понятно. Спасибо. Я думаю, что вот сейчас 9 часов 45 минут, проснулись многие.

Ирина Ермакова: Да, это первое.

Татьяна Федяева: Второе, от нашего пробуждения зависит действительно многое. Действительно, давайте будем просыпаться.

Ирина Ермакова: Мы же позволяем с собой так поступать. Ведь хорошо, вот я выступаю, говорю там о трансгенных организмах. Вы там неоднократно поднимали очень важные злободневные темы. А люди что? Вот что, могут задать вопрос по радио, вот по телефону? А написать письмо президенту и собрать петицию, да, собрать людей и сказать: ребята, что же тут, посмотрите, какие у нас продукты. Ведь просто взять продукты и отнести их на проверку, например.

Татьяна Федяева: Вот это, мне кажется, самое эффективное. Самое эффективное.

Ирина Ермакова: Самое, да.

Татьяна Федяева: Ирина Владимировна, кстати, было заявлено о том, что только в Москве организуется 16 лабораторий по проверке продуктов на предмет содержания геномодифицированных организмов. Что можно сказать об этой работе? И увенчалась ли она успехом?

Ирина Ермакова: До сих пор эти лаборатории есть. Но они практически перестали работать, потому что люди не идут, не проверяют ничего. И они не могут существовать. То есть…

Татьяна Федяева: То есть деньги-то на них были выделены?

Ирина Ермакова: Были выделены. И сначала была даже бесплатная проверка. Но потом, поскольку им нужно было как-то существовать, нужно было платить за этот продукт. Конечно, самое хорошее, когда люди объединяются, и там какие-то продукты проверяют. Или это делают компании или магазины. Но народ не пошел в лаборатории проверять. То есть мы говорим о том, что да, это плохо, но сами ничего не делаем, чтобы себя обезопасить, грамотно не делаем. Не то, что я поел. Мне плохо, я это есть не буду. А пошел и проверил, а что я ем, и написал письмо: вот такая-то, такая-то, такая-то компания, этот продукт является генетически модифицированным. Почему никто этого не делает?

Татьяна Федяева: Вообще это очень интересный вопрос, потому что, как известно, гром не грянет, мужик не перекрестится.

Ирина Ермакова: Почему?

Татьяна Федяева: Не будут результаты слишком явные, мы будем терпеть.

Ирина Ермакова: Да, но пока у нас народ вымирает. И у нас онкология, буквально чуть ли не эпидемия. Причем, священник вот один мне сказал. Он сказал, что если раньше там у каждого там десятого человека был рак, то сейчас, говорит, у каждого третьего.

Татьяна Федяева: А статистика? Священник – это одно. Это уважаемый, конечно, источник информации, но…

Ирина Ермакова: К сожалению, и статистика, в основном это желудочно-кишечные тракты. Это кровь, это печень, это половые органы.

Татьяна Федяева: А вы давали рекомендации как-то, я помню, что если вы хотите себя уберечь от таких заболеваний, от последствий употребления таких продуктов, то есть только тогда, когда вы голодны. Так?

Ирина Ермакова: Да, когда почувствуете чувство голода.

Татьяна Федяева: Да, первое, не есть, когда сытость? Почему, кстати?

Ирина Ермакова: В принципе, есть, конечно, самые простые рекомендации. Но опять-таки, понимаете, я могу их сейчас повторить, и я обязательно повторю. Но мы не решим этим проблему, потому что, когда начинаешь выступать по этой теме, каждый задает один и тот же вопрос: а что мне есть? А как мне себя уберечь от этих продуктов? Понимаете? И пока мы будем задавать эти вопросы, мы не сдвинем с места эту проблему. Вот смотрите, как богатые люди сделали, да? Они тоже поставили себе вопрос, а что мне есть? Они закупают такие лаборатории, потому что они богатые, под сверочные, показывают цепную реакцию по определению трансгенов. И для себя проверяют эту продукцию. Я говорю, хорошо, а завтра будет вся трансгенная продукция. И что тогда вы будете проверять? И лаборатории вам тогда не понадобятся. Нужно решать проблему и думать о населении всей страны, а не только о себе.

Татьяна Федяева: Но я думаю, что мы с вами сегодня уже немножко подумали и заставили людей немножко задуматься.

Ирина Ермакова: Задумайтесь.

Татьяна Федяева: И, как сказала наша слушательница, по голосу я поняла, что это Светлана Григорьевна, наша постоянная слушательница, я поняла, что народ тоже задумался.

Ирина Ермакова: Я хочу сказать, что если мы эту проблему не решим, то завтра будет еще больше проблем.

Татьяна Федяева: И давайте не будем забывать, что основной вопрос, любая тема, которую бы мы не обсуждали, всегда заканчивается вопросом таким: какая у нас власть? Та власть, которая принимает решения за народ или против народа. Ирина Владимировна, большое вам спасибо, что вы сегодня были у нас. Я напоминаю всем радиослушателям, что сегодня у нас в передаче принимала участие Ирина Владимировна Ермакова, доктор биологических наук, специалист по геномодифицированным продуктам.

Теперь посмотрите: Вредный хлеб. А также Животные избегают ГМ продуктов – может, и нам пора?!. А также обязательно почитайте: Вредные "продукты питания" - здесь все статьи по теме.

Секреты нездоровья - сайт Dobroweb.Ru

Помогите друзьям:

пошлите им ссылку

на этот сайт - DobroWeb.ru

Опубликовано под рубрикой Вредные "продукты питания"

Комментарии (3)
  1. ирина (12-02-2012)

    спасибо за ваши статьи, очень Вам благодарна, мне о многих проблемах нашей страны говорила моя мама, она много читает разной литературы,но я не очень к ней прислушивалась, а недавно я родила и поняла что не надо перекладывать ответственность за жизнь детей на больницы и государство, необходимо бороться и не бояться быть самим ответственным за себя, надо думать И надо быть НЕ похожими на других, ваш сайт говорит в унисон с моей мамой и это вселяет надежду что мы способны достойно жить. Перешлю всем знакомым ссылку на ваш сайт.

  2. Валентина (22-02-2012)

    Очень понравилась записанная беседа! Ребенок съедает шоколад и у него аллергия, у него агрессия, как следствие аллергии! И где найти конфету для ребенка, чтобы было не вредно? Для нас все вредно! Мои друзья из Турции, говорят, что Россия стала помойкой! Весь некачественный товар идет в Россию! Из Китая везут к нам все вредное! И только больной человек может отменить сертификацию продукции! Неужели мы все больные!

  3. Трансген (15-03-2016)

    В лаборатории трансгенные не пошёл народ правильно и очень мудро. Потому что в условиях повальной коррупции доверять лабораториям, за которыми неизвестно кто стоит, безумие.

Отправка комментария: